Семинарист в церковном хоре. Как Сретенская духовная академия готовит певчих

Московская Сретенская  Духовная Академия

Семинарист в церковном хоре. Как Сретенская духовная академия готовит певчих

1495



Основное послушание семинариста Дмитрия Химониди – пение в хоре. До поступления в Сретенскую духовную академию юноша обучался в музыкальном колледже у себя на родине в Узбекистане. В интервью он рассказал, почему предпочел учебу в Сретенке поступлению в консерваторию и об уникальном профессорско-преподавательском составе Академии.

– Дмитрий, Вы с детства увлекались музыкой, занимались пением?

– Я родом из города Джизак Узбекистана. Там я учился в общеобразовательной и музыкальной школах, а затем – в музыкальном колледже. У меня средне-специальное музыкальное образование по направлению «Академический вокал».

Когда я заканчивал колледж, передо мной встал вопрос: что делать дальше? Я понимал, что хочу пойти учиться в семинарию, но также я хотел продолжить и музыкальное образование, и дальнейшее обучение в области музыки. Предо мной встал выбор: либо поступать в консерваторию, либо – в семинарию. Я подумал, что пока я еще молодой, будет лучше пойти в семинарию. На тот момент эта была Сретенская духовная семинария, сейчас она стала уже академией. Я знал, что это ведущее духовное учебное заведение с высоким уровнем образования. Плюсом явился также и тот факт, что, поскольку я связан с музыкой, меня привлекал Сретенский хор и пение на клиросе Сретенского монастыря.

В то время мой друг, с которым мы вместе были иподиаконами, тоже учился в Сретенке. Я посоветовался с ним и в итоге определился, что буду поступать именно сюда, чтобы совершенствоваться в своем духовном образовании и в церковной музыке.

Предо мной встал выбор: либо поступать в консерваторию, либо – в семинарию

Учась на первом курсе в скиту, я пел в квартете нашего курса. В дальнейшем, когда мы перешли на второй курс и переехали в Москву, у нас было прослушивание, и меня взяли в семинарский хор, с которым мы очень много работаем, поем на службах, на концертах, выступаем на фестивалях.

– В семье поддержали Ваше решение стать семинаристом? Были ли у Вас необходимые знания Закона Божьего для поступления в Академию?

– Я был крещен не в младенчестве, а в пятилетнем возрасте. Мой отец был военным, и наша семья одно время была не очень воцерковленной. Когда родители нас окрестили, то спустя время, по стечению обстоятельств, мой отец уволился из армии. К тому времени он уже постоянно ходил в храм, и они вместе с мамой водили нас туда, к причащению Святых Христовых Таин.

Еще до увольнения из Вооруженных Сил у моего отца возникло желание стать священником. После же увольнения он стал постоянно находиться в храме, и в 2012 году был рукоположен. С того времени наша семья стала священнической.

Когда я учился в колледже, то был иподиаконом у владыки Викентия (Мораря), митрополита Ташкентского и Узбекистанского, постоянно находился с ним.

Перед вступительными экзаменами я переживал, хотя многое знал и думал, что готов к поступлению. В целом, было не так уж легко, но мне удалось сдать и пройти вступительные испытания. На тот момент ректором Сретенской духовной семинарии являлся владыка Амвросий (Ермаков), ныне – митрополит Тверской и Кашинский. Тогда в семинарии появился подготовительный курс, и по результатам вступительных испытаний меня определили на него.

– Уже выбрали тему для научной работы? Планируете ли после окончания бакалавриата поступать в магистратуру?

– Сейчас я учусь на третьем курсе. Мне интересно писать научные работы, связанные с богословием. На третьем курсе я выбрал научного руководителя – это преподаватель дисциплины «Патрология» Павел Кириллович Доброцветов.

У меня прекрасный научный руководитель и очень интересная тема работы

Моя работа будет связана со святыми отцами IV века. Думаю, что буду продолжать, так как у меня прекрасный научный руководитель и очень интересная тема работы. Как минимум, планирую дальше поступать в магистратуру. Это нужно для повышения уровня образования.

Профессорско-преподавательский состав у нас прекрасный! Когда я пришел в Академию, то очень радовался, что у нас есть такие преподаватели – настоящие профессионалы своего дела. Каждый из них может заинтересовать своим предметом. Бывает, приходишь на занятие, очень хочешь спать, но буквально через пять минут уже включаешься, с интересом слушаешь, задаешь вопросы. Наши преподаватели умеют фокусировать внимание на себе и своих лекциях.

– Удается ли также повышать и уровень музыкального образования? Хор – это основное послушание?

– С хором проходят две обязательные спевки в неделю. Помимо этого, дважды в неделю – занятия по вокалу, по постановке голоса. Мне это очень близко.

У нас прекрасный преподаватель по вокалу, солист хора Сретенского монастыря – Михаил Миллер. С ним мы занимаемся дважды в неделю.

Хор – мое основное послушание. Помимо спевок, у нас есть череда на неделю – это обязательные богослужения, на которых поет наш хор. Например, в субботу вечером на всенощном бдении мы на два хора поем вместе с хором Сретенского монастыря, а в воскресенье мы поем раннюю литургию. В пятницу вечером весь хор поет акафист, а на самой службе хор у нас разделен на две половины, и мы чередуемся.

– Сколько человек сегодня поет в студенческом хоре?

– На сегодняшний день у нас почти 30 человек. В этом году набор был побольше: взяли ребят и с бакалавриата, и с магистратуры. В прошлом году нас набиралось 20 человек.

На службу в честь праздника Рождества Христова у нас обычно приходятся каникулы, и мы разъезжаемся по домам. А на службе в честь Светлого Христова Воскресения – Пасхи – нам доводилось петь очень значимые песнопения литургии вместе с хором Сретенского монастыря. Это всегда очень радостный праздник, особенно в стенах Сретенского монастыря, приходит очень много прихожан.

– У семинаристов в перспективе есть возможность войти в состав хора Сретенского монастыря? Вам хотелось бы выступать в хоре обители с вековой историей?

– Пока мы поем в семинарском хоре. Конечно, есть случаи, когда студентов по окончании учебы приглашают в большой хор. Мне это интересно и, если бы я достиг определенного уровня и мне бы поступило такое предложение, то я, наверное, не отказался.

– Есть ли у Вас в будущем намерение рукоположиться?

– Намерение о рукоположении есть, но я подхожу к этому с большим вниманием и трепетом и не тороплюсь. Для начала нужно определиться: монашество или семейная жизнь? Думаю, что когда этот вопрос решится, то хотел бы рукоположиться во диакона. Если правящий архиерей мне скажет об этом, я, конечно, не буду противиться, потому что я к этому иду.

По-моему, в слишком молодом возрасте не стоит становиться священником, потому что нет определенного пройденного пути, нет необходимого опыта. К тебе будут приходить люди со своими проблемами, которые на 20–30 лет старше тебя. И что ты сможешь им посоветовать? Но при этом есть множество примеров, когда священники достаточно подготовлены, хотя и молоды. Они очень много знают, и им всегда есть, что сказать, даже по опыту Священного Писания и святых отцов. Но мне кажется, что нужно становиться священником в более взрослом возрасте, хотя бы после 30 лет.

Намерение о рукоположении есть, но я подхожу к этому с большим вниманием и трепетом. Для начала нужно определиться: монашество или семейная жизнь?

Мой отец стал священником, когда у него уже было четверо детей, он отслужил много лет в армии, работал, имел высшее образование.

Обычно при поступлении в духовное учебное заведение правящий архиерей дает рекомендательное письмо, по которому впоследствии делается запрос о распределении студента по окончании обучения. Задают вопрос: имеется ли место для его дальнейшей службы? Далее студент возвращается, по благословению правящего архиерея работает и несет определенное послушание.

– Вы уже заканчиваете третий курс, есть опыт и сдачи экзаменов, и несения послушаний. Что важно знать и уметь для успешного обучения в Сретенской духовной академии? Какой совет могли бы дать?

– На мой взгляд, нужно тренировать в себе терпение. Путь обучения семинариста достаточно тернист, и случается всякое. Самое главное – нужно научиться любую ситуацию воспринимать спокойно, это очень помогает. Бывают случаи, когда ты вспылил, наделал глупостей, и потом самому же становится хуже. Уже после ты рассуждаешь, что если бы промолчал и немного успокоился, то можно было бы проще решить проблему. Нужно стараться контролировать свои эмоции и адекватно воспринимать ту или иную ситуацию, даже если она тебе очень не нравится.

Нам очень повезло, что в Сретенской духовной академии сложились теплые отношения, как в большой семье. Мы дружим не только со своими однокурсниками, но и со студентами других курсов, в том числе – с магистрами и аспирантами. Мы все тепло общаемся, и бывает, что студенты старших курсов могут дать хороший совет, поддержать в той или иной ситуации, напомнив, что она посылается в качестве испытания.

 

Беседовала Анна Еремина