Детская молитва

Московская Сретенская  Духовная Академия

Детская молитва

1027




Если же у кого из вас не достает мудрости, да просит у Бога, дающаго всем просто и без упреков, — и дастся ему. Но да просит с верою, нимало не сомневаясь. Иак. 1, 5-6

 

Сразу же после рукоположения в диакона или в пресвитеры новоиспеченные батюшки обязаны пройти необходимую сорокадневную ежедневную практику служения, которая так и называется — сорокоуст.                 

Помню, когда у меня уже заканчивался диаконский сорокоуст, в областном центре, мы служили всенощное бдение под великий праздник Вход Господень в Иерусалим, или Вербное воскресение. Служба шла в кафедральном соборе и возглавлял ее Владыка.

Когда всенощную на Вербное воскресение служит Владыка, то заранее готовятся небольшие букетики. Для священников — пальмочка и пять гвоздичек, а для диаконов, пальмочка и три гвоздички. Церковь строго иерархична, и даже в мелочах эта иерархия всячески подчеркивается. Во время помазания маслом, которое совершает сам епископ, каждому из сослужащих, он, помазуя лоб, вручает освященные букетики, или, как у нас говорят: «ваийечки».

Я получил свои ваийечки и стал решать, куда бы мне их пристроить? В те дни я жил в общежитии при епархиальном управлении и нести цветы в комнату, где мне никого не удалось бы ими порадовать, было неинтересно. Домой я собирался только через несколько дней, и везти их с собой тоже не имело смысла, поскольку цветы к тому времени уже бы завяли или замерзли в дороге. Пасха в тот год была ранняя.

Ваийечки нужно было кому-то подарить, но кому? В областном городе, где ты никого не знаешь, это проблематично. В храме на службе находилось более восьмисот человек, но мне от этого было не легче. Никого из них я не знал. Подарить цветы мужчине? Не поймут. Женщине? Если молодой дарит, тоже можно попасть впросак. Это сегодня моя голова в сединах, а тогда я еще был орел. Мало ли какие мысли могут прийти в голову молодке. Подарить старушке, так и она в долгу не останется, в кошелек полезет. И вдруг мне приходит замечательная мысль: а подарю ко я их ребенку! Отлично, а какому именно ребенку? Вон их в храме сколько. Ну, конечно же, девочке лет восьми — девяти. Ведь у меня самого дома осталась и ждет дочка, по которой я очень соскучился. Замечательно! Я определился, кому сделаю подарок. Оставалось только одно — выбрать подходящего ребенка и вручить ему ваийечки.

В определенный момент вечернего богослужения, в который произошло то памятное для меня событие, мы с несколькими иподиаконами стали так, чтобы разделить людей на потоки, дав им возможность организованно подойти к Владыке на помазание освященным маслом. Сперва люди проходили сзади меня, а затем, совершая поворот, направлялись на помазание, и тогда я уже мог видеть их лица. Люди шли позади меня, а я время от времени провожая их взглядом, высматривал «моего» ребенка. И вот, наконец, мой взгляд выхватил именно ту, о которой я думал. Девочка лет восьми, грустные глазки и в руках ни одного даже самого маленького прутика распустившейся вербы. Когда девочка поравнялась сзади со мной, я развернулся, и, поздравив ее с праздником, вложил ей в ладошку букетик с ваийечкой и гвоздиками.

От неожиданности ребенок, не сказав мне ни слова, прошел дальше, зато тоже сзади ко мне подошла ее бабушка, лицо которой я так и не увидел. Она сказала мне следующее, дословно привожу ее слова: «Батюшка, вы не представляете, что сейчас произошло. У нас большая дружная семья, в которой много детей. Всякий раз в этот день мы покупаем для всех вербочки и идем святить их в храм на службу. Сегодня вечером девочка вместе со своими родителями опоздали к назначенному часу. Мы подумали, что они вообще не придут, и все веточки разделили между другими ее двоюродными братьями и сестрами. А когда они все-таки приехали, никто из детей не захотел с ней поделиться. Ребенок так горько плакал, а я, чтобы ее утешить, сказала: «Ты помолись, и Бог тебя обязательно услышит. В такой день Он не может не услышать. И у тебя будут ваийечки еще даже лучше, чем у твоих братиков и сестричек».

К тому времени, когда бабушка срывающемся голосом заканчивала мне свой рассказ, девочка уже вышла на прямую дорожку к помазанию маслом и освящению букетика от руки Владыки. Девочка шла и держала перед собой на вытянутых ручонках свои замечательные ваийечки, которые были несравнимо красивее, чем те, которыми с ней не захотели поделиться. Она держала их как знамя, знамя ее веры, подтвержденной молитвой.

Получалось, что весь ход моих мыслей о том, кому сделать подарок, был мне подсказан со стороны. Молитва ребенка, горячая и искренняя, заставила меня стать частью Промысла Божия. По какой-то причине Ему понадобилось укрепить веру девочки, еще в самом детстве, может для того, чтобы эта вера проявилась потом и принесла многий плод? А еще наверно, и мне, начинающему священнику, показать пример молитвы, которой нужно подражать. Мы с ней оба были в начале пути, и это нас сближало.

Уже через годы, к нам в храм привезли мальчика лет пяти. Я в это время находился в алтаре. Меня попросили выйти к ребенку, который что-то хотел мне сказать. Когда я вышел, то мальчик с подсказкой мамы попросил меня помолиться о нем. У него было больное сердечко. На днях ожидалась операция, в процессе которой, ему в вену должны были ввести катетер, а потом с помощью этого приспособления войти в маленькое больное сердце, чтобы оно перестало страдать.

Я предложил ему:

— А давай мы с тобой вместе помолимся о твоем исцелении.

Ребенок согласился. Мы подошли к образу Великомученика и целителя Пантелеимона.

— Попроси святого человека, малыш. Он вместе с нами помолится о тебе перед Богом.

Ребенок посмотрел на образ целителя Пантелеимона и стал молиться. Его молитва без всякой экзальтации, наигранности, сомнений, была просто разговором маленького человека с понимающим и бесконечно любящим его Отцом.

Доверчивости и надежде, отсутствию всяких сомнений, вот чему учит детская молитва. Я смотрел на ребенка, слушал его незатейливое обращение к Богу и понимал: если, хотя бы в конце своих дней достигну меры детской молитвенной простоты, тогда наверно и я войду в радость Господина своего.


Книгу священника Александра Дьяченко «Шестое чувство» можно найти в магазине «Сретение» по адресу: г. Москва, ул. Лубянка, 17, стр. 1.


КУПИТЬ КНИГУ